Таверна “Гусь и вертел”

image

     Вряд ли найдется читатель, не помнящий, как Пьер Безухов в поисках смысла жизни вступал в масонское общество. Но масонство возникло задолго до событий, описанных в «Войне и мире». Мы не будем вмешивать­ся в спор ученых об истоках и времени его происхожде­ния (настолько разноречивы существующие мнения), а начнем с достоверных, общепризнанных фактов.

     В день праздника святого Иоанна Крестителя, 24 июня 1717 г., в лондонской таверне «Гусь и вертел» собрались представители четырех крупнейших цехов английских каменщиков и решили создать единую ор­ганизацию, которую назвали Большой объединенной ложей Лондона. Цель состояла в защите цеховых ин­тересов каменщиков, взаимопомощи и передаче секре­тов профессионального мастерства только членам ло­жи. Сразу после возникновения масонства никто не мог предположить, сколь широкое распространение оно получит и каким трансформациям подвергнется. Вско­ре масонские ложи стали возникать во Франции, Гер­мании, Испании, России, Дании, Швеции, США и дру­гих странах. С тех пор масонство претерпело множест­во изменений. Оно не только перестало носить узко­профессиональный характер, но и начало охватывать даже аристократические круги, людей свободных про­фессий. Во Франции, например, масонами были герцог Орлеанский, французские энциклопедисты. Будучи еще лейтенантом, вступил в масонскую ложу Наполеон. Позже стали масонами многие из его маршалов.

     Со временем масонство, с одной стороны, усовер­шенствовало свою структуру, все более распространя­ясь по свету, с другой — все дальше отходило от целей, провозглашенных лондонскими каменщиками. Осно­вополагающая идея — «объединение людей на началах братства, любви, равенства и взаимопомощи» — очень быстро была забыта, и масонские ложи превратились в кланы, добывающие привилегии для своих членов далеко не безупречными путями. Единственное, что оставалось неизменным и дожило до наших дней, так это замкнутый характер масонских лож и узкоэгоисти­ческие цели, которые они преследуют. Невероятно воз­росло и невидимое влияние масонства. Сразу огово­римся, что речь не идет о рядовых «братьях», нередко становящихся масонами, чтобы получить хоть какую-то поддержку в борьбе с жестокой реальностью бытия. Давным-давно среди масонов произошло резкое рас­слоение, создалась элита, которая, прикрываясь ма­сонством, использует его как одно из средств своего господства и влияния.

     В Италии первая масонская ложа возникла во Фло­ренции в 1732 г., а затем в Турине, Милане, Неаполе, Риме, Венеции, Вероне и других городах. Любопытная деталь: папа Клемент XII специальной буллой от 24 апреля 1738 г. установил, что «принадлежность к масон­ству несовместима с католической верой и ведет к не­медленному отлучению от церкви».

    Масонство дожило до наших дней и широко рас­пространилось в западных странах, объединяя в своих ложах самых различных людей и приобретая все более клановый характер. Доступ в ложи теперь нередко определяется размером банковского счета, солидными рекомендациями и общественно-политическим поло­жением. Из американских президентов, например, многие были масонами. Среди них Джордж Вашинг­тон и Франклин Рузвельт, Гарри Трумэн и Линдон Джонсон — фигуры, как видим, совсем разные и при­держивавшиеся в ряде вопросов полярных политичес­ких концепций. Был масоном и Уинстон Черчилль. Есть сведения, что занять Белый дом Джимми Кар­теру также помогли масоны.

     В современной Италии насчитывается 526 масонс­ких лож, в каждой из которых в среднем состоит по 30 членов, и только в 10 — более чем по сотне «братьев». Ложи существуют официально. Каждая из них воз­главляется «почтенным мастером». Раз в четыре года ложи избирают нечто вроде центрального руководства во главе с «великим мастером». Словом, масонство на

     Западе вообще и в Италии в частности не представляет собой ничего необычного.

     Бесспорно, что среди масонов можно встретить людей, придерживающихся различных политических ориентации и философских концепций, но независимо от этого использующих масонство в узкокорыстных и карьеристских целях. Конечно, среди «братьев» есть люди, не ставящие себе подобных целей и лишь ищу­щие защиты и поддержки в жизненной борьбе, но не они определяют лицо масонских лож, а тем более таких, как «П-2». Не случайно Личо Джелли не раз в разговорах упоминал о «сыновьях» и «пасынках» ложи. Во всяком случае установлено, что в «П-2» некоторые рядовые члены даже не подозревали, какая элита итальянского общества, если можно здесь так выразиться, «делит» с ними честь принадлежности к «П-2». Именно банкиры и генералы, крупные чинов­ники и промышленники, политические деятели и руководители секретных служб определяли облик «П-2», делали ее организацией, опасной для республиканских институтов Италии. При этом, несмотря на свою «высокопоставленность», они зачастую действовали как заурядные уголовники, чья опасность для общества была особенно велика как раз в силу их высокого положения и соответствующих возможностей. Именно поэтому обнаружение ложи «П-2» вызвало такой пере­полох и даже привело к правительственному кризису.


Физиологическое объяснение становления синдрома при не­врозах


Разделы

Похожие публикации