Жива ли ложа “П-2”?

     На этот вопрос скорее всего можно ответить утвер­дительно. Конечно, она не существует в прежнем виде, на то и решение итальянского парламента, призна­вшего ее неконституционный характер. И в то же время невозможно отделаться от ощущения, что незримая власть ложи продолжает реять над Апеннина­ми. В данном случае «нематериальность», так сказать, ощущений находит постоянные подтверждения вполне реальными фактами и действиями «братьев», которые сумели выйти сухими из воды после громкого скан­дала. «Братьев» же таких, судя по всему, немало, хотя не численность определяет их вес и влияние. Сила их состоит прежде всего в том, что они продолжают занимать крупные посты в политике, финансах, армии, секретных службах, да и в самом парламенте. Многие в Италии…[Вся статья]


“Почтенный мастер” сдается

    Время, бесспорно, великий целитель от ран, в том числе и нанесенных когда-то Личо Джелли и его ложей «П-2» всему итальянскому, а может быть, и не только итальянскому масонству. Скандал-то вышел поистине грандиозный. Собственно, сразу от Джелли попыта­лись откреститься как от паршивой овцы. Мол, он один такой, и это еще не повод скверно думать о всем масонстве. Метод защиты—древний, как мир. Но ста­рое оружие, если оно в хорошем состоянии и в умелых руках, может служить совсем неплохо. Говорится все это к тому, что после урагана, который вызвал скандал с «П-2», верхушка итальянского масонства предприня­ла попытки, надо сказать, настойчивые и системати­ческие, подновить, освежить фасад своей организации.      20 сентября 1987 г. крупней…[Вся статья]


Тернистый путь к славе

     Скандал, вызванный ложей «П-2», несомненно, стал одним, а может быть, и крупнейшим скандалом в послевоенной Италии. Бегство Джелли из страны, его арест в Швейцарии, потом побег из тюрьмы — все это было лишь пикантным соусом к событиям, разыгравшимся в Италии. Нельзя не отметить, что в стране нашлось немало людей, четко и ясно осознававших угрозу, которую «П-2» представляла для республики. Многие уже тогда понимали, что ложа «П-2» отнюдь не единственная опасность для республиканских ин­ститутов. В начале 80-х годов любой поднявшийся на второй этаж палаццо Сан-Макуто мог увидеть на сте­не, обтянутой красной тканью, три таблички-указа­теля: «Комиссия по делу Синдоны», «Комиссия по делу Моро», «Комиссия по делу ложи «П-2»». Мне думается, что эти три кратки…[Вся статья]


Згрничный филиал ложи “П-2”

     Поначалу казалось, что с арестом Джелли закон­чилась и история ныне запрещенной ложи «П-2». Дей­ствительность очень быстро разбила эти иллюзии. Стали выясняться прямо-таки зловещие подробности. Они свидетельствовали о том, что масонская ложа была еще более опасной и разветвленной организаци­ей, чем представлялось вначале.      Оказалось, что в конце 1979 и начале 1980 г. Джелли реализовал план создания своего рода филиала «П-2» за границей. Местом пребывания был избран Монте-Карло, а название филиалу дали простое и безликое — «Комитет». В печати этот филиал чаще упоминается под названием ложи Монте-Карло. Именно в Монте-Карло в отеле «Де Пари» состоялись чрезвычайно важные встречи промышленно-финансовых тузов и по­литиков, в чис…[Вся статья]


Казнь без приговора

     Как-то один итальянский коллега, узнав, что меня интересует масонство, скорее серьезно, чем шутливо, воздел руки к небу и изрек: «Я не масон, я — честный». В ответ на мое замечание, что, наверное, среди них есть и честные люди, он уже категорически заявил: «Не заблуждайтесь!» Как и всякое крайнее суждение, оно, конечно, не отражает всей гаммы красок, но передает весьма распространенное мнение о масонах. Впрочем, и сами они, когда по тем или иным причинам порыва­ют со своими ложами, часто высказываются о бывших «братьях» далеко не в восторженных тонах. Характер­ным примером в этом отношении может служить Ми-но Пекорелли, бывший шеф отдела печати «П-2», а за­тем директор агентства Оссерваторе политике («Поли­тический обозреватель»). Но прежде чем пок…[Вся статья]


Страсть “Почетного мастера”

     Среди особенностей характера Джелли обращает на себя внимание прямо-таки болезненная страсть к собиранию всякого рода информации, сведений и «бумажек». Бывший прокурор Рима Кармелло Спаньуоло, хорошо знавший Джелли, дал ему кличку «картофил». Словечко буквально непереводимое, его нет в итальянских словарях, а соответствует оно наше­му словосочетанию «бумажная душа». У Джелли, по­нятно, тяга к собиранию бумаг не вообще, а только тех, что содержат какие-либо секреты или же кого-нибудь компрометируют. Рассказывают, что Джелли, еще будучи легионером в Испании, вел досье на своих «собратьев по оружию». Зачем? Так, на всякий случай. Провокатор и авантюрист, Джелли знал, что рано или поздно такой случай подвернется, и тогда хлопоты по составлению досье окупятся с…[Вся статья]


Велик ли камень на пазухой?

     Вопрос о том, располагал ли Джелли компромети­рующими документами, о которых предпочли бы на­всегда забыть многие сильные мира сего, не столь празден, как может показаться на первый взгляд. Фло­рентийский адвокат Федерико Федеричи, которого «Панорама» называет «полномочным представителем Джелли в Италии» после его бегства за границу, по­дальше от разгорающегося скандала, заявил: «Знаю многих людей из «П-2», никогда не фигурировавших ни в каких списках. В тех, что найдены в Ареццо, не хватает наиболее громких имен». К этому выводу склонялась и парламентская комиссия, расследова­вшая тайную деятельность «П-2». Поводом послужила случайная встреча в центре Рима за столиком уличного кафе, близ Пантеона, члена комиссии Джорджо Пизано и главы итальянс…[Вся статья]


Самолет из Ниццы

     Международный аэропорт имени Леонардо да Вин­чи в Риме никто так в Италии не называет, разве что в официальных бумагах. Даже на автотрассе редко можно увидеть такой указатель. Чаще всего встретит­ся Фьюмичино, что по-русски переводится «реченька». И хотя название местности, перенесенное на огромное сооружение из стекла и стали, с широкими лестницами и эскалаторами, разбросанными на гектары самолет­ными ангарами, циклопическими бензохранилищами и другими подсобными службами, мало соответствует идиллически пасторальному образу, все предпочитают говорить — Фьюмичино. Короче и привычнее. Как и во всяком крупном аэропорту, жизнь во Фьюмичино прак­тически не замирает. Разве только глубокой ночью, когда рейсов становится поменьше. В остальное время здесь …[Вся статья]